ИСТОРИЧЕСКАЯ  НАУКА  О  ПРОИСХОЖДЕНИИ  КАЗАЧЕСТВА

            Среди вопросов истории казачества одним из наиболее сложных является вопрос о его происхождении. Наука до сих пор не может однозначно сказать, откуда, как и когда появились казаки. Однако ученые, вот уже два столетия анализирующие древние и средневековые документы, летописи, записки, интерпретируя надписи, изучая археологический, этнографический, лингвистический материал, все же смогли выработать некоторые концепции происхождения казачества.

            Наиболее укоренившейся в науке следует признать точку зрения, что казаки – это потомки беглых крестьян, бежавших из ВКЛ и Московского царства в связи с усилением здесь крепостнического гнета. С этой точки зрения казаки появляются в зоне своего первоначального расселения не ранее XV в.

            Первый настоящий русский историк, сумевший соединить достижения  научной мысли с содержанием дотоль неведомых образованной публике древнерусских летописей, - Н.М.Карамзин (1766 - 1826) первым обозначил данный подход. В 7-м томе своей 12-ти томной «Истории государства Российского» он, кстати, сам прямо не говорит, что казаки – это беглые крестьяне, а лишь, что «они считались таковыми». Зато Д.И.Иловайский – другой выдающийся русский историк – в «Истории Рязанского княжества» (книга вышла в 1884 г.) приходит к заключению, что в «XV в. с одной стороны образуется в Рязанском княжестве особый класс служилых людей из передовой украинской стражи, а с другой в Придонских степях собирается вольница из русских беглецов - разбойников». Приблизительно то же говорит о казаках современник Иловайского Н.И.Костомаров в своей «Русской истории» (гл XXI).

            Наш земляк, выходец из Белоруссии, М.О.Коялович в те же 80-е гг. XIX в. высказался о казаках, что это некие «испорченные силы русского народа, питомцы неестественно натянутой русской жизни времен Иоаннов III и IV, негодные люди, испорченные злыми началами управления».

            Поляк В.Броневский (а отношение поляков к казакам нельзя назвать безоблачным), написавший одно из первых изысканий специально посвященных истории казачества («История Донского войска», 1934 г.), высказался о казаках так, что будто бы «царь Иван Васильевич, видя размножение по Руси бродяг и разбойников, приказал… отворить южные заставы государства и турнуть их вон из отечества на Дон».

            Однако уже старой русской исторической науке высказывались и несколько иные идеи насчет проблемы происхождения казачества. Выдающийся отечественный историк С.М.Соловьев (1820 - 1879) в своей 29-ти томной «Истории России с древнейших времен» высказал мысль, что казачество составляло слой русского общества, некогда рапространенный по всей России» и что еще «в XVI в. казаками звали наемных рабочих, батрачивших по крестьянским дворам, людей без определенных занятий и постоянного местожительства». Иначе говоря, Соловьев, не отказываясь от теории о происхождении казачества из общерусского массива, обращает внимание на то, что казачество существовало уже в недрах русского общества и лишь получило собственную организацию, переселившись на незанятые Дикого Поля.

            Последний из великих русских историков дореволюционного периода В.О.Ключевский (1841 - 1911) пошел дальше Соловьева и высказывал предположение, что «пограничное казачество сложилось из класса людей, с оружием в руках уходивших в степь для рыбного и звериного промысла… этими людьми при постоянных столкновении с такими же добытчиками татарами, усвоено было татарское название «казак», вольных бездомных батраков… Первоначальной родиной русского казачества можно признать линию пограничных со степью русских городов, шедших от средней Волги на Рязань и Тулу, потом переламывавшуюся круто на юг и упиравшуюся в Днепр по черте Путивля и Переяслава… Вскоре казачество сделало еще шаг в своем наступлении на степь, - то было время ослабления татар, разделение Орды. Городовые казаки и прежде всего рязански стали оседать военно-промысловыми артелями в открытой степи, в области верхнего Дона».

            Однако в дореволюционной научной литературе встречается и точка зрения относительно того, что уже в первой половине XIV в., то есть задолго до возникновения Московского царства и до распространения в нем, а также в ВКЛ крепостничества в степной зоне в районе так нарываемого «Червленного Яра» возникают русские поселения, обитатели которых могут рассматриваться как предки казаков. Этой точки зрения придерживались И.Е.Забелин и А.А.Спицын. Причем последний, будучи профессиональным археологом, изучив остатки древнерусских поселений в данном регионе заключал, что преемственность здесь прослеживается с XI в.

            Однако наиболее радикальное «удревнение» истории казачества характеризут работы местных донских историков начала ХХ в. Одним из наиболее заметных авторов этой группы является Е.П. Савельев. В 1915 – 1916 гг. выходит его з-х томна «История казачества», причем првый том так и называется «Древняя история казачества». В числе предков кааков Савельев называл такие известные в древности и в раннем средневековье народы как скифы, сарматы, геты, массагеты, варяги, касоги – черкесы, ясы, аланы-роксоланы, гунны и хазары. Тем не менее доказать происхождение, а главное -–преемственность позднейшего казачества от этих разноязычных, мало связанных между собой народов, Савельеву не удалось. Следует обратить внимание на то, что его точка зрения обусловлена не столько мотивами беспристрастного научного поиска, сколько характерными для региональной интеллигенции Российской империи начала ХХ в. попытками идеологически обосновать нарождавшийся окраинный сепаратизм, пышным цветом расцветший уже в годы гражданской войны. Хотя масштабов украинской петлюровщины подобные тенденции в казачьих землях не приобрели, однако тенденции имели место. В немалой степени этому способствовало распространение взглядов историков савельевского направления.

            Гражданская война на время прервала поступательное развитие науки. Изыскание истоков казачества продолжилось затем параллельно в эмиграции и в СССР. Эмигрантская мысль нашла выход в огромном количестве популярных, очень неодинаковых по качественному, содержательному уровню изданиях. Основная часть литературы, посвященной ранней истории казачества и выходившей в русском зарубежье – тенденциозна, выдержана в духе казачьего сепаратизма. Отсюда преобладание концепций савельевского направления. Наиболее обобщенно эти подходы отражает вышедший 1966-1970 гг. в США 3-х томный казачий словарь справочник Г.В.Губарева и А.И.Скрылова. В т.2 мы читаем: «КАЗАКИ – народность, образовавшаяся в начале новой эры, как результат генетичесих связей между туранскими племенами скифского народа кос-сака (или ка-сака) и приазовских славян меото-кайсаров с некоторой прмесью асов-аланов или танаитов (донцов)».

            Вместе с тем в эмигрантских кругах оказалось и достаточное число серьезных ученых, сумевших не только убедительно опровергнуть теорию возникновения первоначального ядра казачества из беглых холопов XVXVI вв., но и доказать, что казчество – это часть единого русского народа, выделение которой, однако, связано с событиями, предшествовавшими распространению крепостного права на русских землях Московского царства и ВКЛ. Наиболее заметным из числа этих авторов следует назвать А.А.Гордеева, чья книга “История казаков” в 4-х частях вышла в 1968 г. в Париже. Он пишет: “До появления монгол название “казаки” на Руси также было известно. В числе ее богатырей первым был “матерой казак Илья Муромец”. Кроме того, в нчале  XI столетия, Тмутараканский князь, Мстислав, объединив под своей властью Киевское, Черниговское и Переяславское княжества, привел с собой с авказа племена черкес и касогов. Присоединив к ним тюркские племена торков и берендеев и поселив их на границах, образовал из них военные поселения для защиты границ от нападния азиатских орд, кочевавших в южно-черноморских степях. Среди этих племен одно называлось “казаки”. Поселения эти сущетвовали на границах южно-русских княжеств вплоть до нашествия монгол. По внутренней организации и роли, выполнявшейся этими поселениями в отношении русских княжеств, они были совершенно тождественны погрничным поселениям в составе Золотой Орды. Однако поселения, служившие охраной русских границ, до нашествия монгол русскими летописцами назывались: черкесы, торки, берендеи, чорные клобуки и каракалапаки, но не носили общего названия “казаки”. Только после покорения монголами русских княжеств и образования Золотой Орды название казаки “казаки” установилось за частью войск, составлявших среди вооруженных сил Орды части легкой конницы”.

            Таким образом, Гордеев предложил более взвешенный вариант разыскания древнейших корней еазачества. Его возникновение он связывает с эпохой образования Золотой Орды. Массы угнанных в полон русских людей были поселены монголами в степной зоне, с тем, чтобы они не только выполнялифункции тяглового оседлого населения, но и служили во спомогательных войсках монгольских ханов. “Наиболее прочная оборона главного улуса хана Батыя, - писал А.А.Гордеев, - требовалась в сторону запада от течения Дона и северо-западных границ русских княжеств, так называемого “Черленого Яра”. Полоса эта, богатая всеми средствами для оседлого населения, была непригодна для пастбищ скота. Этот район… и послужил для расселения одной из значительных групп русского, выведенного с их родины, народа”.

            Если эмигрантская наука о прошлом казачества хоть и зачастую спорными путями, но шла, в советской стране тема истории казачества не была популярной вплоть до “перестройки”. Тем не менее замечательно, что в конце 30-х гг. ХХ в., когда наблюдается существенное смягчение политики властей СССР в отношении казачества, появляются работы, в которых высказываются взгляды, близкие концепции Гордеева. Так, крупнейший советский исследователь Древней Руси и Северного Кавказа В.В.Мавродин в своей статье “Славяно-русское население Нижнего Дона в XXV вв.” высказался в пользу того, что казаки – это прямые потомки русского населения, явившегося на Дон после разгрома Хазарии Святославом в 965 г., а также бродников XIIXIV вв. и червленоярцев XIV в. Схожие взгляды высказывались в 40-е гг прошло гостолетия другим советским  историком – Н.М.Волынкиным, затем Л.Н.Гумилевым. Однако подобные концепции высказывались скорее в противовес официальной точке зрения академической советской науки. Выводы последней однозначны: казаки – это потомки беглых крестьян XVXVI вв. В таком виде казачество подавалось во всех советских учебниках и справочных изданиях. Например, «Большая советская энциклопедия» так подает эту официальную точку зрения: «КАЗАЧЕСТВО, военное сословие в дореволюционной России 18 – нач. 20 вв. В 14 – 17 вв. – вольные люди, свободные от тягла и работавшие по нйму… Рост феодальной эксплуатации и крепостничества в 15 – 16 вв. в Русском и Польско-Литовском государствах, усугублявшийся на захваченной Польшей Украине национально-религиозным гнетом, привел к масовому бегству крестьян и посадских людей за пределы этих государств, главным образом на незанятые земли на Юге. В результате со второй половины 15 в. за линией сторожевых укреплений на южных и юго-восточных окраинах России и Украины, в основном на реках Днепр, Дон и Яик и их притокам населяются беглые крестьяне и посадские люди, назвавшие себя вольными людьми – казаками. Необходимость вести постоянную борьбу против соседних феодальных государств и полукочевых народов потребовала объединенеие этих людей в военные общины. В 15 – начале 16 вв. возникли общины донских, волжских, днепровских (черкасских), гребенских и яицких казаков. В 1-й половине 16 в. возникает Запорожская Сечь…»

Лишь во второй половине 80-х гг. ХХ в., в связи со стремительным ростом интереса к истории казачества, появляются основательные работы, специально посвященные проблеме его возникновения. Наиболее заметным иследованием этого плана по сей день является монография А.А.Шенникова «Червленый Яр», вышедшая в 1987 г. В этом исследовании не просто доказана прямая историческая связь позднейшего казачества с сервленоярцами XIV в., прослежены пути формирования старейших казачьих войск, в результате расселения червленоярцев в направлении Предкавказья.

Концепция Шенникова находит и археологические подтверждения. С начала 90-х гг. группой ученых под руководством профессора В.Б.Виноградова проводятся раскопки хазарских и золотоордынских поселений и погребений на территории Краснодарского края. В результате были обнаружены явственные следы непрерывного пребывания здесь многочисленного русского населения, находившегося на положении подданных хазарских каганов и половецких и золотоордынских ханов.

Таким образом, мы должны отметить тенденцию последних двух десятилетий: ученые все более склоняются к «удревнению» истории казачества. При этом серьезные ученые не ведут речь о формировании казачества с начала нашей эры. Речи нет и о провозглашении предками казаков скифов, сарматов, гетов, массагетов, варягов, касогов – черкесов, ясов, аланов-роксоланов, гуннов и хазар. Однако многообразные отношения с некоторыми из этих народов – несомненны. Изучению этих обстоятельств, наверняка будут посвящены дальнейшие исследования, посвященные начальной истории казачества.

 

Кандидат исторических наук

 подъесаул С.Телепень