ПОМНИМ

А. Сенатрев

Белорусская земля, нет, наверное, на тебе места, не политого кровью твоих предков или завоевателей. По всем городам и весям, по всем шляхам - памятники и могилы, из-вестные и безымянные. Сколько уже их с прошлой войны, но все новые и новые страницы раскрывает твоя многострадальная история. Сяава твоим героям, проклятие отступникам и хвала тем, кто сохранил память о том, что было. Ведь новое всегда вырастает из старо­го, из прошлых успехов или ошибок.

У кого нет прошлого - не будет и будущего. Он живет лишь сиюминутными желания­ми, как скотина, которую накормили, дали теплый угол - и ей довольно.

Где хорошо - там и родина? Мудрая мать не только ласкает и холит своего ребенка, но и наказывает за проступки. Мы помним об этом до самого смертного часа и детей своих учим, следуя се урокам.

Родина - наша память, а в ней - хорошее и плохое. Теряя память, мы теряем часть се­бя. Не уважая память предков, мы теряем уважение к самим себе, и так же воспринимают нас окружающие народы.

"Кто старое помянет - тому глаз вон, но кто старое забудет - тому оба глаза вон".

У деревни Бережное, что недалеко от Мира (I), белорусские казаки своими силами построили памятник командиру первой белорусской казачьей партизанской бригады Де­нисенко,

26 июня 2004 года, накануне 60-летия освобождения Беларуси от фашистских захват­чиков, после молебна в местном храме Иконы Казанской Божьей Матери состоялось его открытие. Наверное старые стены храма никогда не видели такого стечения народа, а под сводами не звучали слова казачьей клятвы в преданности православной христианской ве­ре, Отечеству и своему делу. Здесь же были переданы подарки ветеранам войны.

А на дворе в этот день, словно проверяя на стойкость нынешнее поколение, бушевала непогода - холодный ветер с проливным дождем. Но держали равнение ряды казаков и юных кадетов Минога, Бобруйска, Гомеля. Играл оркестр МВД. Звучал оружейный залп бойцов ОМОНа. Произнесли речи верховный атаман РОО "Белорусское казачество" пол­ный казачий генерал Улахович, представители местной администрации и ветераны брига­ды. После были фронтовые "100 грамм" и каша из полевой кухни,

Больше всего поразило то, что в такое ненастье собралось местное население - от стариков до малых ребят, И это - самое важное. Значит здесь сбережется память поколе­ний. "Как было красиво!" - сказала на прощание какая-то старушка, которую мы подвезли после праздника. А мне вспомнился спор, затеянный в гомельском автобусе о необходи­мости возрождения казачества на Беларуси...

Земля тряслась от холода,

Смертельной наготы,

Зеленый бархат полога,

Изрезав на бинты.

Бедой перепоясана

С заката на вес-ход,

Мы с ней кровно связаны

Ответом за исход.

Простим обиды времени,

Сойдя в седой гранит,

А нынешнему племени

Иное - пусть простит.